Чай

Поскольку Гаутама Будда утверждает, что все существа, одушевленные или неодушевленные, обладают природой Будды, возникает вопрос: «Правда ли, что природа Будды, свойственная чаю, идентична той, что свойственна человеку?» Старая китайская поговорка гласит, что «поскольку сущность человека отличается от неодушевленных сущностей дерева или травы, человек обладает свойством испытывать эмоции». Эта поговорка иногда используется для оправдания привязанности к мирской жизни и продолжительности жизни человеческого существа. Однако, осмелюсь сказать, что между природой Будды человека и природой Будды растения – скажем, чая, существует общность, или родство. Чай может выступать как средство, способствующее возвращению человека к природе, к первозданной простоте и непорочности души. В Японии классический процесс приготовления чая называется «садо», что можно перевести на китайский язык как «путь чая» или «путь приготовления чая». Другими словами, процесс употребления чая привел к развитию «ПУТИ». Образно выражаясь, употребление чая может вдохновить на то, чтобы сосредоточить наше сознание в направлении «ПУТИ», который мы, как последователи Чань-буддизма, выбираем, чтобы соответствовать буддийским истинам. «Садо» (японская чайная церемония) представляет собой сложный и тщательно продуманный ритуал. Однако те, кто принимают участие в церемонии «садо», должны уделять больше внимания духовному смыслу ритуала, которое представляет собой «ПУТЬ», чем непосредственно самому ритуалу, и стараться относиться ко всем составляющим ритуальным действиям только как к «заповедям». Соблюдение заповедей – всего лишь возможность для постижения «ПУТИ». Это можно сравнить с тем, как последователь Чань практикует методы самосовершенствования. Самосовершенствование требует от последователя соблюдения всех заповедей Чань для того, чтобы он мог обрести Самадхи. А Самадхи должно даровать ему «мудрость», позволяющую возвыситься до состояния пробуждения. Ритуал «Садо» призван указать  его участникам путь к достижению такого состояния сознания, в котором они могут наиболее полно насладиться всем тем блаженством, которое только может принести им это событие –  блаженством, познав которое они смогут представить, по какому пути должна развиваться их дальнейшая земная жизнь. Также последователь Чань, безусловно, может извлечь из «садо» урок, который поможет ему более отчетливо воспринимать взаимосвязь между Самадхи и «мудростью».

 

Чай – совершенно обычная вещь, такая же, как одежда, еда и т. д. Он полезен для всех и нужен всем. В действительности, и буддизм, будучи таким же обыденным, как любая часть нашей повседневной жизни, полезен и необходим всем. Все люди, независимо от того, кем он или она является, рождаются равными, поскольку в каждом имеется одинаковая частица природы Будды, и каждый в равной степени способен раскрыть присущую ему или ей, пусть даже временно затененную иллюзиями, природу Будды. Кроме того, следование Чань сопоставимо с проведением «садо», чей ритуал, в свою очередь, можно сравнить с заповедями Чань. Подобно тому, как ритуал «садо» стремится настроить участников церемонии «садо» на размышления, направленные на понимание духовного смысла всех связанных с ритуалом действий, заповеди Чань стремятся побудить последователей к постижению идеи универсальной общности, за счет чего в их сознании может быть достигнуто восприятие природы Будды. Однако, успех или неудача последователя в стремлении к пробуждению зависят от его решимости строго следовать по пути самосовершенствования. (От моего сердца, мой Будда)

 

tea

 

Дата публикации 15.04.2017 г.

Переводчик Арслан Ниязов, редактор Марина Горяева.

 

Оригинальный текст: http://www.shaolin.org.cn/templates/EN_T_newS_list/index.aspx?nodeid=297&page=ContentPage&contentid=18486