К 50-летию гибели первого космонавта
Отряд первых космонавтов решили набирать из летчиков-истребителей. Было просмотрено более 3500 личных дел. Отобрали 700 человек, которых стали приглашать сначала для беседы. Соглашавшихся работать на «принципиально новой технике» подвергали жесточайшим медицинским комиссиям и испытаниям, которые проходили в несколько этапов. Так появился отряд из 20 человек, которых стали готовить к полету в космос. Одним из них был 26-летний старший лейтенант Юрий Алексеевич Гагарин.
Началась напряженная подготовка к полету. Теоретические дисциплины, парашютная подготовка, различные тренировки: центрифуга с огромными перегрузками, барокамера с пониженным содержанием кислорода, тепловая камера с жарой до 70–80 градусов, вибростенд.
гагарин1
Одним из испытаний была сурдокамера – «камера тишины». Человека на 10–15 суток полностью изолировали от внешнего мира и помещали в условия абсолютной тишины. При этом надо было не бездельничать, соблюдать определенный распорядок дня. Человек, находящийся в условиях длительной изоляции, без доступа к внешним впечатлениям и информации, может испытывать различные расстройства, вплоть до галлюцинаций [2]. Перед испытанием в сурдокамере один из будущих космонавтов, Георгий Шонин, решил поговорить с Юрой Гагариным, чтобы тот посоветовал, как лучше справиться:
«…Юрий долго молча смотрел в чистое, но уже по-осеннему блеклое небо. Потом неожиданно спросил:

– Скажи-ка мне, у тебя есть любимое состояние души, в котором ты можешь находиться бесконечно долго?

Меня удивил и несколько озадачил этот, казалось бы, не относящийся к теме нашего разговора вопрос. Но тем не менее, подумав, я ответил:

– Конечно. Я могу часами смотреть на небо или подолгу сидеть на берегу моря и не шелохнувшись слушать прибой. И еще я люблю смотреть на огонь костра.

– А в это время ты разговариваешь, слушаешь людей или музыку?

– Нет. Я ухожу в себя. Все вокруг исчезает. И мне обычно кажется, что я остаюсь один на один с небом, водой или огнем.

– И тебе никогда не приходило на ум, что во всех этих трех вариантах ты имел дело с одним и тем же объектом – тишиной? Ты слушал ее, тишину!

Я удивился такому заключению, хотя возражать не стал. Над этим надо было подумать. А Юрий продолжал:

– Иногда я целиком отдавался тишине, какую даже трудно представить. Я всегда любил тишину. Тишину раздумий, тишину труда… Жаль, что в наш энергичный XX век мы все меньше обращаемся к ней, к тишине! – вздохнул Юрий и уже совсем другим тоном добавил: – Тебе предоставляется величайшая возможность 15 дней мыслить и работать в абсолютной тишине, слушать ее, милую. Так что пользуйся случаем! Теперь понял, в чем дело?

Да, я, кажется, понял. Юрий открылся мне с какой-то совершенно новой стороны. Стало ясно, почему в классе, в автобусе, в лесу во время прогулок, даже во время физзарядки этот непоседливый человек мог вдруг умолкнуть и отключиться на несколько минут от всего окружающего» [3].

гагарин2
Источники:

[1] Радынова Татьяна. Юрий Гагарин. Сила – в любви. Православие.ru

[2] Титов Г.С. На звездных и земных орбитах. – М., «Детская литература», 1987

[3] Шонин Г.С. Самые первые. – М., «Молодая гвардия», 1976

Пока ничего нет