Чем отличается шаолиньское кунг-фу от кунг-фу других школ?

blank
Что отличает «традиционные китайские воинские искусства школы Шаолиня» (или «Шаолиньское кунг-фу») от аналогичных искусств других школ, так это то, что согласно подходу первой из них традиционные воинские искусства должны стать универсальным воплощением философии и постулатов Буддистского учения Чань[1]. Соответственно, всякое лицо, практикующее «кунг-фу школы Шаолиня» (далее – «шаолиньское кунг-фу» или «шаолиньское ушу»), обязано использовать такие тренировки в качестве одного из способов реализации его программы саморазвития. Другими словами, подход, который оно применяет к своим тренировкам по «шаолиньскому кунг-фу», должен быть таким же, какой оно применяет по отношению к программе своего саморазвития.
Бодхидхарма, первый патриарх учения Чань, завещал нам следующее поучение: «Усилия всякого практика, занимающегося самосовершенствованием, останутся без вознаграждения в отсутствие  мощной конституции». Из него прямо следует вывод о том, что обязательным предусловием достижения просветления всяким лицом, практикующим Чань,  является воплощение им постулатов Чань. Другими словами, всякое такое лицо, прежде чем оно достигнет просветления, должно стать одним из воплощений Чань в жизни. Соответственно, главной особенностью, отличающей шаолиньское кунг-фу от любой другой школы ушу в Китае, является то обстоятельство, что всякое лицо, практикующее кунг-фу, должно быть одновременно лицом, практикующим Чань. Что является ядром постулатов Буддистского учения Чань? Это ядро включает в себя следующие элементы. Всякий практик должен:
(1) всегда оставаться хладнокровным;
(2) постоянно быть сфокусированным на его цели;
(3) непрерывно очищать свой разум от нездоровых мыслей, и
(4) стараться все время оставаться расслабленным умственно и физически.
Другими словами, он должен держать свой разум изолированным от любых возможных внешних беспокойств, раздражений или проблем, чтобы разум был свободен от всех возможных помех и мог работать методично для целей движения практика от одного малого пробуждения до другого до тех пор, пока он не достигнет полного просветления.
Мастер Шэньсю (神秀) оставил нам свой стих (гатху), согласно которому:

«Мое тело, свободное от шлаков, чисто, как бодхи-друма.

Мой разум, свободный от заблуждений, ясен как очищенное зеркало!».

Следовательно, уровень пробуждения, достигнутый Мастером Шэньсю, как то следует из содержания его стиха, является, вне сомнений, намного ниже того, который заложен в стихе Мастера Хуэй-нэна (шестого патриарха Чань-буддизма), если анализировать его с точки зрения учения Чань. Когда прогресс, достигнутый всяким практиком в его самосовершенствовании, позволяет ему достичь такого уровня пробуждения, которое будет сравнимо с уровнем, достигнутым Мастером Хуэй-нэном, как то изложено в его стихе, тогда «природа Будды будет циркулировать в его теле весь день».
И даже его малейшие мысли или движения тела должны быть спонтанно в согласии с постулатами Чань, укоренившимися в его душе и психике. Лишь тогда его можно будет считать воплощением Чань. Когда он практикует ушу, каждый его шаг будет представлять собой манифестацию духа веры Чань. (Выдержка из трактата «Мое сердце – мой Будда»).

[1] Лица, являющие собой (демонстрирующие) воплощение философии и постулатов Буддистского Чань-порядка.

blank

Перевод: Валерий Федчук.
Оригинальный текст:
https://www.shaolin.org.cn/templates/EN_T_Article_list/index.aspx?nodeid=451&page=ContentPage&contentid=17640

Пока ничего нет